Припятские миллионеры: как подводная война на Балтике обогатила белорусские фанерные фабрики

Oткудa пoстaвлялись клoзeтныe сидeнья для лучшиx дoмoв eврoпeйскиx стoлиц и   кaк бeсчинствa кaйзeрoвскиx субмaрин oбoгaтили бeлoрусскиe фaнeрныe фaбрики   — в   прoдoлжeнии сoвмeстнoгo спeцпрoeктa TUT.BY и Universal Press, пoсвящeннoгo истoрии дoрeвoлюциoнныx пoлeсскиx фaнeрныx фирм.



Aэрoплaн Фaрмaн. Aviadejavu.ru

В   кoнцe XIX вeкa и, oсoбeннo в   пeрвoм дoвoeннoм дeсятилeтии XX-гo, фaнeрa выпoлняeт функции, eсли, умeстнo тaкoe срaвнeниe, нынeшнeй плaстмaссы. Сфeры ee   примeнeния мнoгooбрaзны. Крылья фрaнцузскиx aэрoплaнoв «Фaрмaн» и   «Ньюпoр», ящики для aртиллeрийскиx пoвoзoк и   пoлeвыx куxoнь, спaльныe вaгoны Сeвeрнoгo и   Бaлкaнскoгo экспрeссoв, кaюты сaмыx быстрoxoдныx в   мирe oкeaнскиx лaйнeрoв «Гaмбургскo-Aмeрикaнскoй линии», кoмпoнeнты нa   aвтoмoбиляx «Бeнцa», «Бaярдa», «Испaнo-Суизы», мoднaя вeнскaя букoвaя гнутaя мeбeль с «выдaющимся изящeствoм фoрм, зaмeчaтeльнoй лeгкoстью и   всeмирнo признaннoй грoмaднoй прoчнoстью» oт «oснoвaтeлeй сeй прoмышлeннoсти брaтьeв Тoнeт», изящныe кoрoбки для фрaнцузскиx сoлoмeнныx шляпoк и   вoйлoчныx шляп oт   Бoрсaлинo, чeмoдaны, клозетные сиденья и   просто ящики для фруктов, овощей и   цветов   — это далеко не   весь ассортиментный ряд, для производства которого требуется этот полуфабрикат.


Клозетное направление в   начале   XX века осваивает мозырская фабрика «Прима», а   недалеко от   нее зарабатывают деньги на   фанере два поколения шляхетской семьи Кеневичей.



Ящики для сахарных миллионеров

Успехи братьев Лурье из   Пинска привлекают в   фанерное производство новых инвесторов. В   1902 году четыре мозырских предпринимателя учреждают «Товарищество Бернштейн, Александров, Ельник и   Шиф» и   строят недалеко от   города на   хуторе Телепуны небольшую фанерную фабрику «Прима». Запала у   них хватает не   на   долго, товарищество вскоре распадается, а   его участники уходят в   другие бизнесы. «Прима»   же переходит в   руки киевского банкира Арона Лурье. Его компаньоном становится еще один житель этого города Иосиф Гольдфарб.



Дореволюционный Мозырь. Вячка Целеш. Гарады Беларусі на   старых паштоўках

Новые владельцы переносят правления фирмы в   Киев и   сосредотачиваются на   узкой, но   перспективной нише. При них «Прима» специализируется на   производстве клозетных сидений. Во   многих лучших домах Парижа и   Лондона, а   также в   других европейских столицах и   городах при обустройстве ванных комнат не   обходится без этой интимной принадлежности. В   1908 году в   признание популярности своей продукции «Прима» удостоится золотой медали и   почетного диплома на   международной выставке в   Карлсбаде (Австро-Венгрия).


К   1909 году фирма Лурье и   Гольдфарба, выпускавшая также фанерные доски, по   объемам своего производства приближается к   150 тыс. рублям. Но   для Арона Лурье и   его партнера   — это предел ресурсных возможностей. Поэтому, когда в   этом   же году им   поступит предложение о   продаже «Примы», они согласятся.


Предложение таково, что от   него сложно отказать. Интерес к   «Приме» проявляет самая мощная не   только по   российским, но   и   по европейским меркам промышленно-финансовая группа киевских сахарозаводчиков. В   ее   участниках числятся известные в   российском и   европейском бизнес-истеблишменте фигуры   — Л. и А. Бродские, Юлий Дрейфус-Бродский, барон В. Гинцбург, А. Рафалович, Л. Френкель, А. Добрый, А. Горовиц, Я. Поляков. Все фамилии как на   подбор   — миллионеры, имеющие огромное влияние не   только в   Киеве, но и   в   бизнес-кругах С.-Петербурга и   многих европейских столиц. Лев Бродский, например, является членом совета двух самых крупных банковских концернов дореволюционной России   — Русского для внешней торговли банка и С.-Петербургского международного коммерческого. Артур Рафалович состоит председателем совета Русско-Французского коммерческого и   членом совета Русского для внешней торговли банков.



Акция Александровского Товарищества сахарных заводов. hdoc.ru

Из   своей штаб-квартиры, располагающейся на   Александровской, 43 в   Киеве, эта группа контролирует 12 сахарных обществ России, и   в   их числе один из   самых крупных в   Европе сахарных холдингов   — «Александровское Товарищество сахарных заводов». Всего сахарному тресту принадлежит 20 свеклосахарных и   рафинадных заводов, находящихся в   Киевской, Волынской, Подольской, Херсонской, Черниговской и   Харьковской губерниях. Через собственную сбытовую сеть, состоящую из   30 складов, сахар продается по   всей империи.


Киевским сахарозаводчикам нужна упаковка   — ящики для сахара. Для этого они покупают «Приму» и   организуют на   ее   базе «Акционерное общество Мозырской фанерной фабрики „Прима“, бывш. А. Лурье». Арон Лурье и   его партнер Иосиф Гольдфарб получают часть акций нового предприятия и   становятся членами его правления. Оно размещается в   Мозыре.


Инвестиции в   уставный фонд (он   составляет 200 тыс. рублей) и   кредиты из   дружественных банков под хорошие проценты (к   1914 году в С.-Петербургском международном коммерческом, Русском для внешней торговли и   Русском торгово-промышленном банках фабрика получает еще 200 тыс. рублей) используются на   модернизацию производства. В   1912—1913 годах на   «Приме» возводится новый двухэтажный производственный корпус, строится собственный, в   полверсты длиной, водопровод.


«Фабрика внешне и   внутренне поставлена образцово», «работа фанеры весьма тщательная и   чистая, чему, несомненно, много способствуют дорогие машины, постоянное усовершенствование и   специалисты-мастера при машинах»,   — делают заключения эксперты из   банков, побывавшие на   предприятии.


Вложения незамедлительно сказываются на   объемах производства и   размерах прибыли. Если в   1911 году «Прима» выпускает клозетных досок и   ящиков для сахара на   сумму 224 тыс. рублей, то   в   1913 году объем вырастает до   565 тыс. рублей. Число рабочих увеличивается с   80 в   1909 году до   350 человек перед войной   — для этого приходится даже ввести двухсменный режим работы.


Частично продукция «Примы» (в   основном, клозетные доски) идет на   экспорт   — через порты Риги и   Либавы в   Англию и   Францию. Но   постепенно упор делается на   поставки в   сахарный центр России   — Киев. Экспортное направление оказывается полностью закрытым с   началом войны   — германский военно-морской флот парализует торговое пароходство на   Балтике. Фабрика на   время даже останавливается.


Но   разбой германских субмарин имеет для фабрики и   обратный результат: по   той   же причине в   Россию перестает поступать джут, из   которого изготавливаются сухарные мешки для военного интенданства. Замена находится в   пользу фанерщиков   — вместо мешков военные решают использовать специальные ящики и   размещают большой заказ на   их   производство. «Прима» оказывается и   в   числе получивших этот приятный кусок пирога госзаказа, и   среди тех, кому открывается доступ к   кредитным ресурсам Государственного банка. В   конце 1914 году минское отделение Госбанка выделяет «Приме» 75 тыс. рублей как предприятию «в   сильной степени развивающему лесную промышленность края».


Впрочем, располагающуюся в   прифронтовой зоне фабрику это не   спасает от   крупной забастовки рабочих летом 1915 года. Еще через полгода в   Мозырь вступят германские войска. Советская власть, которая установится в   городе в   1917 году, проведет национализацию местных фабрик и   заводов, и   «Прима» станет «Красным Октябрем». Во   время Великой Отечественной войны фабрика будет разрушена, а   потом на   ее   месте появится комбинат железобетонных изделий №   5.



Шляхетское дело

Основателями и   владельцами четвертого по   величине производителя фанеры в   дореволюционной Беларуси   — фабрики на   станции Копцевичи в   Мозырском уезде   — становятся представители шляхетского рода Кеневичей, осевшего на   землях лесистой Мозырщины в   XVIII веке.


Кеневичи не   всегда были лояльны к   царскому правительству. Владелец родового имения Дорошевичи Феликс Кеневич участвует в   шляхетском восстании 1831 года, а   после его поражения эмигрирует во   Францию. Его сын, 29-летний гражданин Франции инженер-строитель Иероним Кеневич, будет расстрелян в   Казани в   1864 году за   революционную деятельность.


Брату Феликса Иерониму Кеневичу-старшему удастся дистанцироваться от   политики и   уберечь родовое поместье Дорошевичи и   прилегающие к   нему имения от   секвестра и   после восстания 1831 года, и   после событий 1863−1864 годов. Это   — не   очень большое по   меркам огромных мозырских латифундий владение (около 35 тыс. десятин), но   на   жизнь шляхетской семье хватает. Тем более, что Иероним Кеневич-старший обладает недюжинной предпринимательской жилкой. Он   одним из   первых в   Мозырском уезде на   волне повального увлечения строит сахарный завод, там   же открывает мельницу, занимается рыбной ловлей и   торговлей. Как и   многие другие белорусские помещики, он   имеет стабильный доход с   винокуренного промысла. У   Кеневичей в   собственности находятся 3 винокуренных и   1 ректификационный завод, предоставляющие им   возможность зарабатывать на   поставках спирта-сырца и   чистейшего ректификата для казенных нужд.



Родовое имение Кеневичей Дорошевичи. Radzima.org

Когда в   1884 году Иероним Кеневич- старший отойдет в   мир иной, он   оставит своему наследнику, 54-летнему Иерониму Кеневичу-младшему, неплохой актив. С   начала 1890-х годов в   регионе развивается лесная торговля. Новый владелец устраивает на   доставшихся ему десятинах образцовую лесную дачу, а   в   конце XIX века строит небольшой лесопильный завод на   хуторе Старушки при станции Копцевичи Полесских железных дорог. Завод пилит лес в   доски. В   1902 году, когда на   нем будет освоено производство спичечной соломки, на   Кеневича работает уже свыше 60 человек. На   территории станции Копцевичи в   этом   же году шляхтич-бизнесмен получает разрешение открыть склад для хранения и   продажи керосина. Но   главным его проектом становится запуск там   же в   1904 году фанерной фабрики.


Фанерное производство стремительно растет и   превышает объемы выпуска досок. Еще при своей жизни ее   основатель передаст фабрику в   собственность сыновьям   — еще одному Иерониму и   Антонию. В   1909 году под их   управлением лесоперерабатывающий комбинат в   Копцевичах выпускает 150 тыс. пудов фанеры и   140 тыс. пудов досок. В   этом году 200 рабочих производят продукции на   сумму 340 тыс. рублей. Благодаря умелому руководству директора фабрики инженера-технолога С.Улятовского, объемы продолжают расти. Производство фабрики в   1913 году составляет рекордные 450 тыс. рублей, продукция через представительства в С.-Петербурге и   Москве реализуется по   всей Российской империи и   идет на   экспорт. Фирма Кеневичей размещает рекламу в   крупных экономических изданиях империи. В   1914 году, например, она появляется в   сборнике «Фабрично-заводские предприятия Российской империи».


Иероним Кеневич-младший скончается в   1911 году в   возрасте 81 года, достигнув высот и   в   бизнесе и   в   общественной жизни. Он   на   протяжении многих лет является предводителем уездного дворянства, представляет его в   губернском собрании. Единственное, что омрачает последние годы жизни основателя фанерного бизнеса, это   — трагическая судьба его дочери Ядвиги. В   1890 году Ядвига, кажется, находит своего избранника   — высокородного и   богатого минского дворянина Евстафия Любанского. Ядвига и   Евстафий селятся в   особняке последнего в   минской Лошице и   счастливо живут   полтора десятка лет. Но   в   1905 году произойдет роковое несчастье, по   сей день окутанное тайной. То   ли   случайно, то   ли   по какой-то другой причине Ядвига утонет в   Лошицком пруду.


Наследники бизнесмена пробудут в   правах собственников на   фанерную фабрику и   имущество около десяти лет. В   1921 году их   предприятие и   имения по   Рижскому мирному договору останутся в   стране Советов, и   Иероним с   Антонием будут вынуждены податься в   эмиграцию. Старший из   братьев Иероним умрет в   1925 году, младший проживет 83 года и   скончается в   1960 году.


Партнер проекта:



Universal Press:

— рекламная продукция с лого и бизнес-подарки                                            

— склад Минск >5000 SKU / >700 000 шт.

— прямые поставки по 30+ каталогам

— брендирование на собственном производстве
www.upress.by




Читайте также




Фанерой над Парижем, Лондоном и Веной: как полесские фанерщики завоевывали Европу



Первый машиностроитель Беларуси: от «нигилиста» до «белорусского Путилова»

 

 

Теги: Минск
 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.